Новости
Знания. Добросовестность. Результаты.

Д-р Александр Мирчев рассматривает интенсификация слияния и поглощения в быстро развивающихся рынков

Рынок слияний и поглощений: новые инвестиционные стратегии?

Мировой рынок слияний и поглощений, упавший в середине этого года до многолетних минимумов, в последнее время показывает признаки оживления. Активность на этом рынке, вероятно, даже опережает реальные темпы выхода экономики из кризиса. При этом эту активность проявляют не только компании и финансовые институты индустриально развитых стран, но и стран с быстро развивающейся экономикой, в первую очередь, Китая и пока еще в значительно меньшей степени – России. Как считает известный эксперт по глобальной экономике и президент компании Krull Corp., д-р Александр Мирчев отчасти это, очевидно, объясняется стремлением успеть приобрести активы, стоимость которых упала в результате кризиса. Однако «определяющим стимулом к корпоративным приобретениям сегодня является не только и не столько привлекательность цены, сколько стремление обеспечить синергии, которые дадут эффект в долгосрочной перспективе, обеспечив компаниям стратегические преимущества в пост-кризисный период», - отмечает Мирчев. Рост рынка слияний и поглощений д-р Мирчев связывает также с наметившейся в инвестиционном сообществе тенденцией к альянсам при финансировании сделок M&A. «Объединение ресурсов позволяет инвесторам добиваться лучших условий и доступа к оптимально настроенным на их потребности финансовым инструментам. В результате возможными становятся сделки такого масштаба, который в ином случае был бы немыслим в сегодняшних условиях».

Мирчев подчеркивает, что «рост инвестиционной активности в условиях, когда глобальная экономика испытывает последствия мирового финансового и экономического кризиса, в обозримом будущем будет определяться тем, насколько эффективными окажутся альянсы различных игроков на рынке слияний и поглощений – частных инвестиционных фирм, инвестиционных компаний и суверенных фондов. Конфигурации и модели их взаимодействия должны действительно обеспечить участникам сделки новый уровень понимания рынков, лучшие переговорные позиции и расширение круга возможных объектов инвестиций, которые могут в средне и долгосрочной перспективе обеспечить реальную и значительную отдачу». При этом Мирчев отмечает, что «крупные инвесторы сегодня склонны считать, что объединение сил помогает как реализации конкретной сделки, так и укрепляет ее шансы быть успешной, так как повышает качество экспертного обеспечения».

Мирчев не согласен со скептическими оценками оживления на рынке M&A, полностью связывающими это оживление с желанием обеспечить себе на перспективу рост доли рынка не за счет инвестиций в органический рост или инновации, а за счет устранения ослабевших конкурентов. С точки зрения Мирчева, «сегодня можно говорить о признаках более высокой стратегической зрелости, которые показывают инвестиционные компании и инвестиционные фонды, нацеленные не только на краткосрочный выигрыш или «гламурные» сделки, но в большей степени сконцентрировавшиеся на обеспечении высоких результатов в долгосрочной перспективе». Одним из признаков такой зрелости Мирчев считает готовность ряда инвесторов разделить ожидаемые выгоды сделки с коллегами: «Такие преимущества альянсов, как объединение ресурсов и разделение рисков, обеспечение взаимодополняющих механизмов финансирования, повышают эффективность вклада для каждого из участников. Стратегическая зрелость таких инвестиционных решений повышает устойчивость результатов слияний и поглощений особенно в условиях, когда экономика все еще остро ощущает недостаток ликвидности, необходимой для преодоления последствий финансового кризиса и экономического роста».